Занятие 20. Период Амораев

* I.  Вопросы, рассматриваемые на занятии 

  1. Зоар, примеры
  2. Амораи
    А) земля Израиля.
    Б) Бавель. Центры Торы.
  3. Ожидание освобождения

* II.  Материалы занятия 

Красота раби Йоханана

 Мудрецы считали Раби Йоханана (3 век) последним из всех живущих людей, в котором нашла свое отражение гармония, все еще создаваемая Храмом даже уже после его разрушения. Он и сам говорил о себе: «Я – остаток красоты Йерушалаима» От него исходил особый свет, который мог исцелить больного. О его красоте говорится: «Тот, кто хочет представить себе красоту раби Йоханана, должен взять новый серебряный кубок и наполнить его красными зернами граната, и обложить его край лепестками красной розы, а затем поместить его между поверхностью освещенной солнцем и тенью. То свечение, которое увидит человек, будет подобно красоте раби Йоханана (Бава Меция 84а). В переводе на простой язык это означает: серебро – символизирует скрытый духовный свет, с трудом воспринимаемый человеком. Он несет в себе высшую мудрость, которая позволяет постичь единство всего творения. Поэтому из серебра и образуется сосуд, в который помещаются зерна граната – символа единства разрозненных частей. Сверху серебряный сосуд прикрыт лепестками розы. Красный цвет – символ материального мира. А сама распускающаяся роза – символ начала сил материального мира. Но, уверяю, лепестки розы уложили так, что сквозь них поблескивало серебро. Это настоящая красота: роза – первая сотворенная точка, материя набирает силы, но духовный свет не скрыт, сочетается с силами материи. Сила серебряного сосуда (высшей мудрости) в том, что он помогает понять единую природу духовного и материального, тьмы и светаКто почувствовал высший свет, соединяющий противоположности – понял красоту раби Йоханана.

Второй Храм

Второй Храм, хотя и не раскрывал Божественное присутствие в мире столь же явно, как первый, так же отличался силой, создающей гар-монию, и одним из ее выражений была красота сыновей Йеуды. Примером может служить исторический факт, описанный Йо-сифом Флавием: «И встретил Далиус (один из людей Антония) во время посещения Йерушалаим Аристобула и его сестру Мирьям (жену Гордуса из рода Хаш-монаев). И удивлялся он их кра-соте. И посоветовала Александра (мать Аристобула и Мирьям) послать их портреты Антонию, надеясь добиться его распо-ложения. И когда Антонию полу-чил портреты ее детей, он потребовал от Гордуса, чтобы он прислали к нему Аристобула. А Гордус, опасаясь, что Аристобул понравится Антонию и заручится его поддержкой во всех делах, сделал шестнадцатилетнего юно-шу первосвященником, и сообщил Антонию, что Тора запрещает первосвященнику покидать Йеру-шалаим. Он сослался на то, что не может отправить его в другую страну, так как это восстановит против него весь народ…» (Древности, 15:2).

Раби Йеошуа

После разрушения Храма Бо-жественное присутствие скрылось, и ощутить его стало очень трудно. Но сохранилась ли возможность почувствовать красоту души? Душа человека… Она прекрасна. Может быть, у праведников и мудрецов Торы ее сила по-прежнему ощутима в материальном мире и вызывает ощущение красоты?

Сота, бет 1

«Когда Реш Лакиш начинал изучение темы «Сота» (женщина, которая сошла с пути – изменила мужу, или из-за ее поведения на нее пало подозрение, что она изменила мужу) говорил так: «Человеку подбирают пару (Небеса) в соответствии с его делами. Ибо сказано: «Не опустится посох злодея на жребий праведника (злодей не пройдет там, где ходит праведник, злодей не получит надел, который достался праведнику)» (Теилим, 125:3). Сказал раби Йоханан: «Трудно (как бы) Всевышнему соединить пары, так же трудно, как рассечь море (чтобы сыновья израиля перешли через него)Ю как сказано: «Всевышний помещает одиночек в доме, выводит пленников (из темницы, которые были закованы) в цепи» (Теилим 68:7).

Разногласия этих мудрецов неслучайны. Они определяются их характером и образом жизни, и, прежде всего, подходом к пониманию Торы.

И раби Йоханан, и Реш Лакиш никогда не отступали от своих принципов. Для того чтобы понять, какова была жизненная позиция каждого из них, необходимо познакомиться с их биографиями.

Раби Йоханан (примерно 200 – 279 гг.) был учеником раби Йеуды а-наси, редактора Мишны, и основал в Тверии школу, в основе которой лежали идеи и принципа Иерусалимского Талмуда. Он был человеком высокой праведности (Йома, 82) и отличался исключительной красотой. Рассказывают, что исходивший от него свет освещал темную комнату и исцелял болезни (Брахот,8б). Он говорил о себе: «Я – остаток красоты Йерушалаима» (Бава меция, 84а), имея в виду, что его праведность положительно влияет на людей, которые хотят исправиться, подобно тому, как на них влиял Храм, когда коэны служили в нем.

Реш Лакиш в молодости также удостоился учиться у раби Йеуды а-наси. Рассказывают, что он был человеком необычной силы и владел оружием (Гитин, 47а). На какое-то время оставил учение и стал, по словам Гемары, «разбойником» (Бава меция, 84а). Но что значит «разбойник»? Он не превратился в дорожного грабителя, а изыскивал любую возможность отомстить римлянам (Гитин, 47а). И видел в этом защиту достоинства имени Всевышнего.

Рассказывают, что раби Йоханан, увидев, как он переплывает Ярдэн, сказал ему: «С твоей бы силой – учить Тору»… И предложил отдать ему в жены свою сестру, которая была, не менее красива, чем он. Но при одном условии: Реш Лакиш должен был согласиться посвятить свою жизнь учению. Реш Лакиш согласился и стал преданным последователем раби Йоханана. Он сорок раз повторял каждый урок учителя, а в доме учения был похож на человека, который сдвигает горы и растирает их в порошок (Санэдрин, 24а). Он очень любил свою жену и не раз говорил раби Йоханану: «Всевышний подбирает жену человеку по его делам» (Сота, 2а). А раби Йоханан считал, что Реш Лакиш напрасно бросил изучение Торы и стал «разбойником». Это понизило его духовный уровень, и ему придется еще долго работать над собой, чтобы исправить свои недостатки. Однако Реш Лакиш был уверен, что ничего плохого не делал, когда мстил римлянам. Напротив, Небеса засчитали ему его подвиги в заслугу, иначе он не удостоился бы такой жены. Но раби Йоханан возражал ему: «Для того, чтобы соединить людей, Всевышний делает чудо такое же сильное, как рассечение моря при исходе из Египта» (Сота, 2а). Иными словами: «Мою сестру ты получил чудом, и этот брак спас тебя так же, как сыновей Израиля – исход из Египта. Но это аванс: Небеса ждут, что ты изменишься и будешь достоин ее.

Однако Реш Лакиш всегда был готов вернуться к борьбе. Это видно из рассказа о плодах сада Геносар. Рассказывают, что раби Йоханан умел раскрывать силу земли Израиля и научил своих учеников есть плоды в саду Геносар (возле озера Кинерет) так, чтобы они влияли на внутренний мир человека, как ман в пустыне. Так, раби Абау, один из его учеников, ел плоды до тех пор, пока муха поскальзывалась на его лбу. Иными словами, дурное желание (муха) переставало властвовать над ним. А когда плоды ели раби Ами и раби Аси, у них начинали выпадать волосы. Как легко догадаться, в действительности волосы не выпадали, и речь идет о том, что они достигали глубокого понимания Торы: ничего не оставалось «вне головы».

А Реш Лакиш?

Реш Лакиш ел, пока в нем не просыпался бунтарский дух. Тогда жаловался на него раби Йоханан мудрецам Санэдрина, (Брахот, 44а). Иными словами, еда плодов земли Израиля пробуждала у Реш Лакиша желание исполнить главную (по его мнению) заповедь: сделать все возможное, чтобы прекратить осквернение имени Всевышнего. Но мудрецы Санэдрина требовали от него смириться, и он возвращался в дом учения.

Спор мудрецов Талмуда

Рав (конец 3го века н.э.) говорил, что дурное начало похоже на муху, которая разместилась между правой и левой частью сердца (Брахот, 61а). Иными словами, дурное начало легко отогнать от себя – стоит только захотеть и от него можно будет отмахнуться, как от мухи.

Шмуэль же утверждал, что дурное желание похоже на пшеницу (Брахот, 61а). И оно входит в ребенка, как только у того пробуждается сознание. И происходит это как раз тогда, когда он съедает свой первый кусок хлеба. Оно – часть тебя, не проглотить не выплюнуть, прогнать не можешь – только сдерживать, подавлять (Брахот, 40а).

Поскольку Рав считал дурное начало чем-то внешним, он верил, что народ может раскаяться. И говорил, что избавление из изгнания придет вместе с раскаянием. Т.е. дурное можно отбросить раз и навсегда, поняв, осознав, что есть зло.

А Шмуэль полагал, что спасение придет, когда народ страданием искупит все плохое, что делал. Не осознает и отбросит, а искупит страданием и впредь будет бояться грешить (Сангедрин, 97б).

Разный взгляд Рава и Шмуэля на природу дурного начала проявился и в законе о приобретении животных.

Мудрецы установили, что человек, приобретая что-либо, должен произвести действие. Пока он этого не сделает, договор не считается заключенным. И даже если покупатель передал продавцу деньги, но требуемое действие не совершил, обе стороны могут отказаться от сделки. А вот после совершения действия – нет. Как если бы ударили порукам.

Шмуэль считал, что достаточно того, чтобы покупатель взял у продавца уздечку, а Рав полагал, что животное следует потянуть, чтобы оно пошло за человеком (Кидушин, 25б).

Шмуэлю достаточно взять уздечку в руки (достаточно, если человек сможет удерживать дурное начало).

Раву нужно, чтобы человек управлял им. (Животное здесь, как образ дурного начала).

Каждому придется самому определить, пойдет он за Равом или за Шмуэлем. Но нужно помнить, что изгнать дурное начало и заставить его служить себе, как животное служит человеку, гораздо труднее, чем просто сдерживать его.

Мудрецы разошлись во мнениях: что важнее – проживание в земле Израиля или распространение знаний Торы среди большого числа евреев в Бавеле.

Пурим и Песах – два праздника исхода

Пурим подобен Песаху. Песах – исход из Египта, а Пурим – праздник исхода из Персии. Так же, как и при исходе из Египта, не все отправились за столбом облака (четыре пятых остались в стране фараона навсегда), так и при исходе из Междуречья, далеко не все покинули насиженные места.

Должен ли человек?

Сказал Рава: «Должен человек выпить в Пурим так, чтобы не различать между «Благословен Мордехай и проклят Аман». (Мегила, 7б). Эта заповедь обязывает перестать понимать, благодаря кому пришло спасение: благодаря Мордехаю, или благодаря Аману.

Но существует ли такая заповедь, или это заблуждение, к которому трезвый человек не придет?

  • Одни скажут: «Благословен Мордехай. Известно, что только благодаря тому, что в народе есть люди, которые и в изгнании не утрачивают стремление к независимости, Всевышний спасает нас (Санэдрин, 93а).
  • Другие заявят: «Не следовало Мордехаю пробуждать гнев народов. Все повернулось к лучшему, но только ненависть Амана привела сыновей Израиля к раскаянию и пробудила милость Небес. При чем здесь стремление к независимости?

Именно такие люди хотели бы напиться так, чтобы забыть о заслугах Мордехая и увидеть в раскаянии из страха перед Аманом, основу спасения.

Эти два подхода отражены в агаде: «Раба и раби Зейра устроили вместе праздничную трапезу в Пурим. Выпили. Встал Раба и зарезал раби Зейра. Назавтра попросил «убийца» милости и ожил убитый. На следующий год Раба вновь предложил раби Зейра встретиться и провести Пурим вместе. Ответил раби Зейра: «Не всякий раз происходят чудеса». Ине согласился прийти в гости (Мегила, 7б).

Есть разные предположения, что там произошло на самом деле.

Маарша считает, что Раба напоил раби Зейра до такого состояния, что тот потерял сознание.

Меири предполагает, что, мудрец, напившись, толкнул или случайно ударил своего товарища и тот потерял сознание.
Все эти объяснения не касаются главного: сути дела.

Ну какая разница – напоил или толкнул?

Начнем с того, что вспомним биографию раби Зейра.

Он родился где-то в 220 году этой эры в семье коэнов в Персии, которую евреи по страой памяти называли «Бавель». Учился в Суре и Пумбадите у раби Йеуда бар Йехезкель.

Раби Зейра любил землю Израиля и всегда восхвалял ее. Это ему принадлежит высказывание: «Воздух земли Израиля умудряет» (Бава батра, 158б).

Но вот рав Йеуда, его учитель, утверждал, что запрещено оставлять Бавель и переходить в землю Израиля (Ктубот, 111а). Раби Зейра спорил со своим учителем и на всякую его посылку давал ответ. Но каждый из них и остался при своем мнении. В какой-то момент раби Зейра принял решение, поднялся и ушел в землю Израиля, к раби Йоханану, жившему в Тверии.

А Раба? Он так же учился у рав Йеуды, но не собирался никуда уходить из Бавеля, но однажды пришел на какое-то время учиться к раби Йоханану.

Теперь подумаем, откуда у Раба такое желание провести Пурим вместе с раби Зейра?

Раби Зейра считал, что Пурим – рассказ об исходе из Бавеля. О несостоявшемся исходе… О том, какой угрозе подверглись те, кто не захотел вернуться на родину еще, когда Кир издал декларацию об освобождении (Это произошло за 14 лет до событий Пурима).

Сидевшие на пиру Ахашвероша, знали, что их братья в это время строят Храм в Йерушалаиме в тяжелейших условиях.

И вот и вспыхнул гнев Всевышнего.

Кто успокоил его? Тот, кто не поклонился, и тем самым сказал все, кто задержался в изгнании: «вы сами поставили себя в условия, когда вы обязаны распростираться перед злодеем. Раболепствуя, вы погибнете, а вспомнив о том, что настало время свободы – останетесь живы».

Но те, кто готов жить в странах рассеяния будут упрямо твердить: «Мордехай навлек гнев Амана, а раскаяние народа пробудило милость Небес. Конечно, Мордехай – праведник и все повернулось к лучшему, но благословение народу пришло из-за страха перед Аманом.

Раби Зейра пошел в гости к Раба, но не для того, чтобы пить в Пурим.

А Раба, когда пришел гость, достал вина, и они выпили. Не то, чтобы много…

И тут Раба возьми и скажи: «После поступка Мордехая возгорелся гнев Небес, а после угроз Амана пришло раскаяние, а за ним и спасение». Т.е. Раба перестал различать, из-за кого пришло благословение.

Раби Зейра не мог поверить своим ушам. Вот ведь мудрецы сказали: «Когда сыновья Израиля не откликнулись на призыв пророков Зхарья и Хагая, остались в Бавеле и не вернулись на родину с Эзрой, хотел Всевышний превратить весь мир в ночь, но посмотрел на Ханания Мишаэль и Азария (читай: Мордехая), и Его сознание успокоилось (Санэдрин, 93)

… Раби Зейра стало плохо. Он лег и побледнел, как мертвый. И только, когда Раба сказал, что он тоже чувствует святость земли Израиля и признает, что ее воздух и плоды умудряют, только тогда раби Зейра пришел в себя. Но своего мнения о том, что время избавления не пришло, Раба не изменил и вернулся в Бавель.

Раби Зейра считал, что время избавления пришло давно, но, если не подниматься в землю Израиля, хотя бы по одному, оно никогда не реализуется. Вместо того, чтобы пить, чтобы забыть Амана, и ждать нового Амана, надо подниматься в землю Израиля.

Сказал раби Йоханан

Сказал раби Йоханан: «День, когда выпадают дожди, не менее грандиозен, чем день, когда собираются сыновья Израиля, рассеянные по всем странам, в свою землю. Ибо сказано: «Верни Бог пленников наших, (пусть придут они), как потоки (текущие)… в Негеве» (Теилим, 126).

Потоки в Негеве… Это надо видеть.

После сильного дождя в каменистой пустыне вода, которая не может впитаться в скалы, стекает в ущелья, дно которых кажется навсегда пересохшими руслами. И вот, откуда ни возьмись, появляется тонкая струйка, затем ручеек, и вдруг мощный поток, с грохотом увлекающий за собой камни, сметающий все преграды на своем пути, несется вниз, с гор в долины. Грохот, гул… Кто остановит хотя бы один такой «афик»? Горе тому, кто не остережется и в период дождей пойдет по ущелью в пустыне. Поток, прорвавшийся неизвестно откуда, появится неожиданно. Нет спасения от него. А потом, после дождей, земли в пустыне, пересохшей, безжизненной, покроются цветами, травой. Будто жизнь вернулась к мертвому телу. Так раби Йоханан представлял себе в четвертом веке этой эры собирание рассеянных. Он мечтал о том, что все сыновья Израиля, кто был угнан в плен, продан в рабство или вынужден был оставить свои наделы из-за трудностей жизни, встанут, пойдут, покидая страны рассеяния, пересекая моря и пустыни. Их караваны, приближаясь к земле Израиля, начнут собираться вместе. Все больше и больше народа. Шум, песни радости, прославляющие Всевышнего, как сказано: «Тогда наполнятся наши уста смехом, и на языке нашем будет песнь» (Теилим, 126).Это будет похоже на исход из Египта, только еще мощнее и сильнее поток, совершающих исход из рабства, стремящихся к свободе. Горы становятся равниной на пути сыновей Израиля, и пустыня зацветает у них под ногами.

И ни один из народов мира, ни их правители, политики и генералы не смогут остановить ни один из этих потоков – их просто смоет, снесет со святой земли. И очищающая сила сыновей Израиля смоет всю скверну, накопившуюся в святой земле за годы их отсутствия. И земля зацветет, деревья протянут свои ветви, отягощенные плодами, навстречу тем, кто проделал долгий путь. А они сойдутся к горе Мория и восстановят Храм. И работа их будет продвигаться так быстро и так успешно, что будет казаться, будто Храм спускается с небес. Но это была мечта… Мечта раби Йоханана, который любил землю Израиля настолько, что, когда он ел ее плоды, ему открывались тайны Торы. А что же он видел перед своими глазами? Он видел, что римская империя достигает своей цели: изгнать сыновей Израиля с земли Израиля. Полностью, чтобы не осталось никого. Налоги, которые должно было выплачивать еврейское население страны и преследования сделали жизнь невыносимой. И люди уезжали, уходили, оставляли родину, которую их предки не покидали столетия. Сам раби Йоханан не покидал Тверию, не выходил за пределы земли Израиля. Его любимым учителем прошлых поколений, которого он часто цитировал, был раби Шимон бар Йохай. А тот говорил: «Три дара дал Всевышний сыновьям Израиля, и все они обретаются через страдания: Тора, будущий мир и земля Израиля» (Брахот). И раби Йоханан страдал, но не покидал землю. Обретал ее страданиями. К раби Йоханану приходили ученики из Бавеля, но подавляющее большинство мудрецов предпочитали оставаться в Наардее и Пумбадите. Благодаря раби Йоханану сложилась школа, в которой сформировался Йерусалимский Талмуд. Сами мудрецы Бавеля говорили, что Вавилонский Талмуд – творение тех, кто сидит в темноте. Значит Йерусалимский – свет. И действительно, говорят, что раби Йоханан излучал свет: засучив рукав, он рассеивал темноту в темном помещении (Брахот, 5а).

Мечта, свет Торы, который превратился в свет руки…

А в это время христианские паломники реками стекались в Йерушалаим, куда евреям вход был воспрещен. Они уставили святую землю крестами, построили часовни и церкви. Дух нечистоты витал повсюду. Это ли потоки, о которых мечтал раби Йоханан?

А сегодня… Мы удостоились стать свидетелями чуда, о котором мечтал раби Йоханан: потоки сыновей Израиля из разных стран хлынули в святую землю. Ничто не могло их остановить. Потому что прошел дождь, дождь Всевышнего. Многие не заметили его, а он был на всей земле: создались условия, позволяющие переселяться в землю Израиля, а потом возникли и силы, которые погнали в нее, торопили, не давали остановиться. И из Европы и из мусульманских стран… «Кто они — (вот) летят, как облако, и как голуби — в окна (голубятен)» — сказал о возвращающихся на родину пророк (Йешаяу, 60:8). Одних, как облака гнал ветер, других, как голубей тянуло в родные края, несмотря на то, что они никогда не видели святой земли.

О, если бы раби Йоханан дожил до наших дней, как бы он радовался! А мы часто не ценим, не видим, не хотим видеть. Если бы мы приложили усилия со своей стороны, потоки в наши дни сыновей Израиля стали бы такой силы, что они смыли бы всю скверну со святой земли… «День, когда выпадают дожди, не менее грандиозен, чем день, когда собираются сыновья Израиля, рассеянные по всем странам в свою землю…».

Таблица Танаев
для просмотра кликнете на картинке

* III.  Запись занятия 

* IV.  Вопросы к занятию 

  1. Если танаи обсуждали проблему вооруженного восстания, и были те, кто считал, что лучше постараться сохранить Тору на протяжении долгого времени (и полагали, что это возможно), и были такие, кто считал, что отступив от основных ценностей, потеряешь и Тору, то какой основной вопрос поднимали «амораи»?
  2. Раби Акива назвал Бар Кохбу «царь машиах». Йеошуа бен Леви искал, где находится Машиах. Как каждый из них понимал термин «машиах» — одинаково или нет?
  3. Кто из учеников раби Йоханана «последний из могикан») хотел готовиться к освобождению от власти Рима путем вооруженного восстания?
  4. Как понимать красоту раби Йоханана? Если видеть в этом попытку сохранить ощущение красоты Йерушалаима в то время, когда стоял Храм, то почему это было важно для него? Как вспомогательный вопрос: что такое красота?
  5. Раби Зейра ушел в землю Израиля от рав Йеуды. Почему рав Йеуда занял такую позицию: «также как нельзя уходить из Израиля, нельзя уходить из Бавеля»?

* V.  Ответить на вопросы  (ответы в виде коментариев ниже)

4 thoughts on “Занятие 20. Период Амораев

  1. 1) На Святой Земле….2) Р.Акива видел сопротивление ..освобождение евр народа …..а Йеошуа бен леви через Тшуву….3)Реш Лакиш…..34)..Красота р. Йенана…..в материальном и духовном …Гармонии….5)….Нужно быть там где есть благоприятные условия изучения Торы….так считал .р…Йегуда.

  2. Главный вопрос амораев:где должен жить мудрец? На святой земле, даже воздух которой умудряет, или оставаться в Бабеле, обучая людей Торе
    Я думаю, что раби Акива и Йеошуа бен Леви видели в Машиахе освободите ля еврейского народа, но разными методами, раби Акива через борьбу, а Йеошуа бен Леви через раскаивание народа.
    Реш Лакиш мечтал освободить Израиль вооружённой борьбой
    Красота раби Йонанана-красота души, мудрость, способная понять единый источник материального и духовного, это ощущение гармонии, способное влиять и исправлять людей, кот. исчезла после разрушения второго Храма, раби Йоханан хотел передать это ощущение своим ученикам и сыновьям Израиля
    Раби Йегуда считал, что нужно оставаться в том месте, где есть благоприятные условия для изучения Торы

  3. 1. Основной вопрос амораев — изучение
    Торы в Бавеле или обязательность
    возвращения в Землю Израиля: «воздух
    земли Израиля умудряет».

    2. Р.Акива считал возможной вооруженную
    борьбу против римской власти,
    поэтому назвал Бар Кохбу Машиахом:
    избавителем. Он искал Машиаха среди
    воинов.
    р.Йеошуа бен Леви предпочитал
    договариваться с римлянами
    (представлял интересы еврейского
    народа перед властью), но главным
    условием свободы и защиты считал Тору.
    Искал Машиаха среди нищих, сидящих у
    ворот Рима.
    Понял (согласно агаде), что Машиах
    придет в тот день, когда весь народ
    будет выполнять волю Господа.
    И этот спор: борьба или пассивное
    ожидание избавления, — по сей день не
    разрешен.

    3. Реш Лакиш

    4. Красота р.Йоханана — единство духовного и материального, как отражение единства Всевышнего и человека, горнего мира и земного, света и тьмы.

    5. р.Йеуда учился у Рава и позже Шмуэля,
    которые не пришли к единому мнению о
    необходимости покинуть Бавель ради
    Иерусалима. Он избрал позицию
    р.Шмуэля: распространять Тору среди
    евреев в Бавеле, т.к. искупление
    возможно только через страдание
    (раскаяния недостаточно), а проживание
    вне Земли Израиля должно приносить
    страдания еврею.
    Он считал, что открытие новых центров
    изучения Торы делает землю Бавеля
    освященной святостью Торы, и каждый еврей благодаря этому подобен еврею, живущему в Израиле. До прихода Машиаха евреи должны оставаться вне Израиля, возможно краткосрочное пребывание в Израиле ради учебы у мудрецов.
    Если я правильно понимаю, сторонники взглядов р.Йеуды — современные евреи-антисионисты.

  4. Если танаи обсуждали проблему вооруженного восстания, и были те, кто считал, что лучше постараться сохранить Тору на протяжении долгого времени (и полагали, что это возможно), и были такие, кто считал, что отступив от основных ценностей, потеряешь и Тору, то какой основной вопрос поднимали «амораи»?
    Проживания в земле Израиля или за ее пределами, т.е значение,влияние самой земли на учение и человека

    Раби Акива назвал Бар Кохбу «царь машиах». Йеошуа бен Леви искал, где находится Машиах. Как каждый из них понимал термин «машиах» — одинаково или нет?
    Думаю, это разницазаключается в том, что один полагается на избавление только от Всевышнего, а другой считает, что человек должен также влиять на свою судьбу, на исторический процесс и брать на себя ответственность

    Кто из учеников раби Йоханана «последний из могикан») хотел готовиться к освобождению от власти Рима путем вооруженного восстания?
    Реш Лакиш

    Как понимать красоту раби Йоханана? Если видеть в этом попытку сохранить ощущение красоты Йерушалаима в то время, когда стоял Храм, то почему это было важно для него? Как вспомогательный вопрос: что такое красота?
    Это сочетание мудрости и физической красоты, это соединение духовного и материального

    Раби Зейра ушел в землю Израиля от рав Йеуды. Почему рав Йеуда занял такую позицию: «также как нельзя уходить из Израиля, нельзя уходить из Бавеля»?
    Как вы сказали, нам не известно, что было основанием для такого высказывания. Если только он считал, что человек не может менять свою судьбу?

Добавить комментарий